32 (32) wrote,
32
32

Category:

Молодежь не хочет защищать свою страну. Это должны делать «другие».

Молодежь не хочет защищать свою страну. Это должны делать «другие».

Всплыло то, что должно было всплыть: российская молодежь не хочет защищать Родину! ВЦИОМ провёл опрос на тему "Если завтра война...": "Представим, что завтра начинается война с соседней страной и ваш сын, брат, муж или другой близкий родственник получает повестку из военкомата. Что бы вы посоветовали ему сделать?" Так вот, только 39% молодежи 25-34 лет посоветовали бы родичу идти воевать!


Мы за четверть века воспитали удивительное поколение – одновременно прожорливое и пацифистски-беспомощное, как птенцы-кукушата…

Воспитание человека для жизни в обществе начинается вот с чего: ты, дружок, самим фактом своего существования занимаешь определённое место и потребляешь определённые ресурсы.

Места мало, ресурсов ещё меньше. В мире полно тех, кто хотел бы жить вместо тебя. Это непреложный факт. На заре истории он породил племена, союзы племён, а потом и государства. Никто не надел бы на себя ярмо подчинения, если это не было бы нужно для элементарного выживания. Кто такие английские лорды? Рыцарское сословие, военные. До последних лет английская и американская элита отдавала своих отпрысков-аристократов, хозяев жизни в военные училища. Из наследников делали офицеров. Зачем? Да всё затем же: если ты чем-то владеешь, это нужно защищать. Тот, кто не умеет защищаться – ничем не владеет…

Растление современной молодёжи (не только российской) начиналось с такого абсурдного утверждения: «Наслаждайся жизнью, а ДРУГИЕ защитят твоё блаженство».

Возникает вопрос: а кто эти ДРУГИЕ, которым твоя жизнь дороже и нужнее, чем тебе самому? Не разумнее ли признать, что твоя жизнь – никому кроме тебя не нужна и не важна? И защищать тебя от убийц самых разных цветов кожи – пока ты с липовой грыжей будешь прятаться в тылу – просто окажется некому?

Вся история человечества – это история бесконечных войн. Причина войн – делёжка земли, которой всегда мало и всегда не хватает на всех. Но кроме как воевать люди умеют ещё и договариваться.

И тут вторая важнейшая и азбучная истина: договариваться будут только с тем, с кем воевать себе дороже! И если современные молодые люди-дезертиры думают, что кто-то из завоевателей сядет с ними договариваться насчет будущего, то они очень сильно ошибаются.

Ведь они с их дряблой пацифистской гнилью – никакой угрозы для вооруженного до зубов врага не представляют. А кто не представляет угрозы – с тем и не нужен договор. Его судьбу уже не он сам решает. За него его судьбу решает победитель. Нужны рабы – он станет рабом. Нужно удобрение – он станет удобрением. Нужен донор органов – он станет донором органов.

Молодежь не хочет защищать свою страну. Это должны делать «другие».

Всякий человек, который не окончательно ещё сошёл с ума, понимает, что на нас наступать будут ровно столько, сколько мы будем пятиться. Есть рубежи обороны – но на них по определению нужно обороняться. Если же бежать – как это сделало поколение политиков и обывателей 80-х, то фронт геноцида будет просто катиться за тобой по пятам. И можно быть уверенным, что он нигде не застрянет – если не найдётся, кому его остановить…

Поэтому организация обороны страны, мобилизуемость – по сути, синоним выживания. Нации, не умеющие мобилизоваться – не будут и жить.

Если торговец, вместо того, чтобы торговать за прилавком, спрячется в чулан и будет там сидеть тише мыши – его клиентов уведут в свои лавки другие торговцы. Если фабрикант вместо того, чтобы делать продукцию, закроется в дальнем углу и будет прятаться от вызовов рынка – за него продукцию сделают (и продадут) другие фабриканты. Если крестьянин вместо того, чтобы вести тяжёлые полевые работы. будет надеяться, что кто-то другой его поле засеет…

Засеют, конечно. Но и урожай заберут уже они. Никакой другой не станет делать за нас работу – если она нужна для нашего выживания и нашего существования. Неужели тыловые крысы всерьёз думают, что есть много желающих отдать свою жизнь за них, тыловых крыс?

Как для торговца – торговля, как для фабриканта – производство, как для фермера – земля, так и для народа – армия и оборона.

Оборона – это деятельность людей, которая даёт средства к их существованию.

Кто не обороняется – тот в итоге и не существует. Или существует на правах куриц, свиней, коров и прочего одомашненного скота. Живет до первой скотобойни.

Мы привыкли, что средства к существованию нам даёт наша работа, или рента с капитала. Грубо говоря – в качестве зарплаты или ренты мы получаем то, что кушаем, надеваем на себя, в чем живем, на чем ездим и т.п. И в быту мы редко задумываемся – а почему, собственно, нам платят зарплату? Почему наш капитал не конфискуют? Что, это физически невозможно и никогда такого не было?!

Да нет, вся история полна примерами конфискация капиталов, движимых и недвижимых. А история невыплаты зарплат (когда работникам не платили годами) – ещё свежа в памяти каждого россиянина. Капитал можно конфисковать, а зарплату не платить.

В каком случае этого не делают? Когда это запрещено законом, и есть силовое обеспечение закона в виде власти, государства. Закон – сам по себе ничто, бумажка, декларация. Если за ним не стоят батальоны с примкнутыми штыками – то он превращается просто в рекомендацию, доброе пожелание, необязательное к выполнению.

Молодежь не хочет защищать свою страну. Это должны делать «другие».

У человека – если он жив – имеются средства к существованию. Допустим, пришел враг и стал эти средства к существованию забирать себе. Будет он спрашивать ваше мнение на этот счет?

Давайте возьмём аналогичную ситуацию: вы с лукошком пришли на ягодную поляну. Вы будете спрашивать у поляны – сколько ягод вам собрать? Вы вошли с корзиной в грибной лес. Вы будете спрашивать у леса, сколько грибов вам можно забрать в корзину? Вы пришли к наседке за яйцами. Вы будете интересоваться мнением курятника насчет сохранности яиц?

Поймите, что люди тысячелетиями воевали за территории не потому, что им нечем было заняться. Они оспаривали друг у друга средства к существованию. Те средства жить, которые растут на земле, лежат в земле, высятся над землёй! И которым – как предметам неодушевленным – безразлично, Ивану они принадлежат, Петру или Сидору…

Вот их делили и делят сегодня (а сегодня ещё более ожесточенно, потому что людей всё больше, а ресурсов всё меньше) – люди между собой. Ради этой делёжки люди объединялись в государства и терпели над собой начальство (хотя никому не охота подчиняться другому). Ради этой делёжки люди сходились в армии и признавали авторитет командира над собой, хотя всякий человек – Вселенная и ему органически противно, когда им кто-то командует…

Зачем служить в армии? А зачем оленю рога? Зачем медведю когти? Зачем у скорпиона жало, у шиповника – шипы, а у тли – мешочек с вонючей жидкостью? Зачем волку зубы?

Нам долго внушали, что нет ничего хуже войны. Неправда: есть очень много вещей, которые хуже войны. Концлагерь, например, обычно он в глубоком тылу, но кто захочет попасть в него взамен фронта? Нам долго внушали бредовую идею – что на нас никто не хочет нападать…

Формально с этим можно даже согласиться: да, враги не хотят нападать. Не хотят, но вынуждены это делать. Конечно, они хотели бы драться не с нами, а с индейцами, вооруженными каменными копьями. Или с бестолковыми арабами, которые так и не смогли понять, из какого места у автомата «Калашников» пуля вылетает…

Поведение людей ведь исходит не из того, чего они хотят, а из того, к чему жизнь принуждает. Шансы открыть новую Америку равны нулю. Делить придётся ту землю, которая уже разведана и освоена. И опять же нас жизнь не спрашивает – хотим мы этого или не хотим.

Молодежь не хочет защищать свою страну. Это должны делать «другие».

Есть реальность – и нужно либо соответствовать ей, либо умереть.

Проклятье «перестройки с демократией» наложило на наших людей морок полной неадекватности. Но нас пока вытащили за шиворот. Чисто административное решение с непонятной мотивацией, которое отнюдь не вернуло нам вменяемости и адекватности, а только перевело в статус «временно сохранённых реликтов».

Время идёт. Часы роковым образом тикают. Статус «временно охраняемых реликтов» может быть отменён в любой момент.

А миллионы наших невменяемых сограждан продолжают с улыбкой полоумных рассуждать – как это умно, спрятаться от убийц! «Они придут меня убивать – а я в сарай! Они в сарай – а я в погреб! Они в погреб – а я там землёй закопаюсь, глядишь, и не заметят…» Потрясающе «умно», потрясающе «хитро»…

Идите, «хитрые люди», и посмотрите в степи на безымянные курганы. Под ними спят вечным сном вожди без имён и народы без имён, и города, названия которых мы не знаем. У таких «умников», которые передоверялись слову «другие», в итоге не остается не только жизни, но даже и имени.

Ибо историю побеждённых пишут победители. И они далеко не всегда сохраняют в ней имена, которые им выгоднее забыть навеки…


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →